zhab: (Default)
-Рррраспустились сволочи!!! - тоскливо кричал старший инквизитор, крик эхом пролетал по монастырю и гулким отзывался в подземных коридорах, где страдали провинившиеся монахи. Братия затаилась в кельях, пережидая грозу. Старший инквизитор прибывал не часто, но всегда крайне не вовремя. Обычно, сразу после его появления, во дворе монастыря сноровисто сооружался костер, на котором кого-нибудь сжигали. И не всегда это была ведьма, или крестьянин из ближайшей деревни. Бывало, что зазевавшийся монах был быстренько пойман, обвинен в ереси, и мгновенно зажарен, под испуганные взгляды коллег. Опытные братья от греха прятались среди арестантов. Но, начальство своевременно разгадала эти хитрости, и теперь спасу не было, в буквальном смысле.

-Где, где церковная десятина, мерзавцы!!! Где план по ересям?! где отчет по сожженным ведьмам! Что я туда доложу!?
При слове “туда”, монах возвел очи и уперся взглядом в потолок, по которому деловито бежала мокрица.
- Суки, ну какие же все суки, - пробубнил монах и стукнул в дверь, - из-за двери испуганно выглянул служка.
- Викария ко мне, - отрывисто приказал инквизитор. Служка, испуганно мигнул и исчез…
«Ну, я вам сейчас устрою ведьмины ножки», - злобно прошептал инквизитор, и затих, накапливая гнев.

Братья тряслись не на шутку. В келью заглянул служка, и робко посмотрел на викария. Тот вздохнул, и, бормоча молитвы, направился в логово инквизитора.
Read more... )
zhab: (Default)
-Рррраспустились сволочи!!! - тоскливо кричал старший инквизитор, крик эхом пролетал по монастырю и гулким отзывался в подземных коридорах, где страдали провинившиеся монахи. Братия затаилась в кельях, пережидая грозу. Старший инквизитор прибывал не часто, но всегда крайне не вовремя. Обычно, сразу после его появления, во дворе монастыря сноровисто сооружался костер, на котором кого-нибудь сжигали. И не всегда это была ведьма, или крестьянин из ближайшей деревни. Бывало, что зазевавшийся монах был быстренько пойман, обвинен в ереси, и мгновенно зажарен, под испуганные взгляды коллег. Опытные братья от греха прятались среди арестантов. Но, начальство своевременно разгадала эти хитрости, и теперь спасу не было, в буквальном смысле.

-Где, где церковная десятина, мерзавцы!!! Где план по ересям?! где отчет по сожженным ведьмам! Что я туда доложу!?
При слове “туда”, монах возвел очи и уперся взглядом в потолок, по которому деловито бежала мокрица.
- Суки, ну какие же все суки, - пробубнил монах и стукнул в дверь, - из-за двери испуганно выглянул служка.
- Викария ко мне, - отрывисто приказал инквизитор. Служка, испуганно мигнул и исчез…
«Ну, я вам сейчас устрою ведьмины ножки», - злобно прошептал инквизитор, и затих, накапливая гнев.

Братья тряслись не на шутку. В келью заглянул служка, и робко посмотрел на викария. Тот вздохнул, и, бормоча молитвы, направился в логово инквизитора.
Read more... )
zhab: (Default)
- Убить? Рыцарь непроизвольно поискал глазами меч, - Он кто? Литературный критик?
- По началу я тоже так думал, Жаб задумчиво посмотрел на собеседника. Но все оказалось гораздо хуже, в прочем это длинная история.
- Ночь длинная, сказал рыцарь, и нет ничего лучше, чем провести ее в беседе, душою и телом отмякнув, возле камина, за кружкою доброго эля.
- Ну чтож сказал Жаб и, подбросив в камин несколько веточек, добавил в пиалки янтарного напитка. - Все началось довольно давно…
Рыцарь отпил из пиалы и стал внимательно слушать.
-Так вот, не спеша, продолжал лягуш, в свое время я получил неплохое юридическое образование. Профессура, преподававшая студентам, особое внимание уделяла причинно -следственным связям. Полученное образование мне потом не раз пригодилось в жизни. Например, изучая творчество разных писателей, я пришел к выводу, что богатство, признание и славу они получили после того, как в их книгах был убит персонаж по фамилии Семецкий.
Вот, например, возьмем трех, первых попавшихся. Белянин, Васильев, Лукъненко, Их книги лежат на прилавках, и их имена знают все. Не успел Васильев написать эпиграфом, что “при написании этой книги не пострадал ни один Юрий Семецкий”, так он тут же перебирается из своего верхнеурюпинска в Москву. А Лукъяненко! Стоило ему в скользь упомянуть, в дневном дозоре, что, в результате чего-то там, погиб Юрик Семецкий, так слава полилась на него рекой. Да что там слава, на него свалился Голливуд вместе с жирным Эрнстом и первым каналом. Теперь вещи Лукьяненко экранизированы и даже похудевшая Фриске размахивает сиськами в его последнем блокбастере.
Я копнул глубже и оказалось, что Семецкий не мифический персонаж, а реальный. Таким образом, цепочка замкнулось, и вывод напрашивается сам собой: Убийство самый быстрый шаг к литературному признанию, к богатству и славе!
-Богатство и слава, путь, к которому мы стремимся! Сказал рыцарь, отпив глоток виски, что было дальше?
-Дальше я стал готовиться к встрече с Семецким, грустно вздохнул Жаб. Изучал восточные единоборства, самбо, познавал искусство бокса. Осваивал холодное и огнестрельное оружие. Наконец я был готов к убийству всесторонне и отправился его искать! Оказалось, что для встречи с Семецким, надо ездить на “Росконы” и прочие шабаши, пить не меряно алкоголя и дружить с этими мастерами пера, которые отобрали у меня читателей! Все срывалось, я почти уже отчаялся, но однажды удача, таки улыбнулась. Ко мне в жж зашел сам Юрий Семецкий
- И? не выдержал рыцарь…
- И ничего! Жаб раздраженно стукнул ластой по столу. -Вот! Лягуш подтолкнул к рыцарю книгу в кожаном переплете, ознакомься крестоносец, это свод законов.
- И что? Cпросил рыцарь, Вот эта книга мешает тебе его убить?
- Мешает !….злобно квакнул Жаб, эти сволочные писатели творят в своих книгах, что хотят. Их не волнуют юридические коллизии. В опьянении своей мнимой всесильности они могут запросто заниматься геноцидом, истребляя целые народы, что им стоит примочить одного Юрика! Но мне какого? Я то, простите, попадаю под действие конкретных законов! А знаешь, крестоносец, что предусмотрено за убийство подданного его величества в некоторых странах? Виселица!
- Тухлое дело, виселица это неприятно, сказал рыцарь. А если скрыть труп?
- Ты мне еще цистерну с кислотой посоветуй, Жабий угрюмо хлопнул рюмашку. Я навел тут справки кое у кого… Веришь, нет, на всю станцию Эдинбург товарная ни одной цистерны!
- Однако нелегко быть литератором, удивленно сказал крестоносец. Я думал, что….
- Вот и я думал, огорченно сказал лягуш. Представляешь, некоторые советчики уже говорят, что де надо было, учится в литинституте. Совсем уже! Как будто для того, что бы быть писателем, не достаточно провести несколько лет на ринге!
Рыцарь встал, и задумчиво прошелся по пещере…Камин уже погас и догорающий огарок на столе тускло освещал, пустую флягу и камуфляжную фигуру незадачливого литератора.
- Сэр Жаб, медленно сказал рыцарь, мой долг платить добром за добро и помогать вдовам и сиротам.
- Угу, сиротка я, пьяно всхлипнул лягуш, - веришь, нет, сэр рыцарь, такое ощущение, что все кругом поголовно сволочи!
- Ты оказал мне гостеприимство и за это я помогу тебе убить Семецкого.
- Как это интересно ты его убьешь? Заинтересованно спросил Жаб
- Вызову его на поединок и убью. Тогда ты станешь великим литератором. Мне не в первой, сарацинов во имя герцога доводилось мочить пачками, усмехнулся крестоносец.
Лягуш грустно посмотрел на пустую флягу…
- Пустое это, сказал Жаб…ты лучше спать ложись. Вон твоя койка у окна. У тебя, рыцарь, завтра дальний путь.
- Коня бы отыскать, задумчиво сказал рыцарь.
- Утром придет скотч, попросим, что бы он отыскал твою лошадку. Жаб тяжело поднялся и, затушив огарок, направился к топчану у входа.
Рыцарь лег и закрыл глаза… он почти стал засыпать, как с топчана донесся квакающий шепот.
- Слышь, браток. Ты если Семецкого встретишь, не на поединок его вызывай. А просто пихни, без затей, ножом в спину. Или яду…нам эти лавры принца Флоризеля без надобности… все по тихому должно быть.
Рыцарь улыбнулся. Он слышал, как засыпающий жаб придумывал все новые и новые версии убийства. Рыцарь засыпал. Мысленно он сделал засечку, что к соде для дракона и лекарству от триппера Робин Гуда, добавилось еще одно дело. Убийство Юрия Семецкого во славу литературного будущего лягушки.
zhab: (Default)
- Убить? Рыцарь непроизвольно поискал глазами меч, - Он кто? Литературный критик?
- По началу я тоже так думал, Жаб задумчиво посмотрел на собеседника. Но все оказалось гораздо хуже, в прочем это длинная история.
- Ночь длинная, сказал рыцарь, и нет ничего лучше, чем провести ее в беседе, душою и телом отмякнув, возле камина, за кружкою доброго эля.
- Ну чтож сказал Жаб и, подбросив в камин несколько веточек, добавил в пиалки янтарного напитка. - Все началось довольно давно…
Рыцарь отпил из пиалы и стал внимательно слушать.
-Так вот, не спеша, продолжал лягуш, в свое время я получил неплохое юридическое образование. Профессура, преподававшая студентам, особое внимание уделяла причинно -следственным связям. Полученное образование мне потом не раз пригодилось в жизни. Например, изучая творчество разных писателей, я пришел к выводу, что богатство, признание и славу они получили после того, как в их книгах был убит персонаж по фамилии Семецкий.
Вот, например, возьмем трех, первых попавшихся. Белянин, Васильев, Лукъненко, Их книги лежат на прилавках, и их имена знают все. Не успел Васильев написать эпиграфом, что “при написании этой книги не пострадал ни один Юрий Семецкий”, так он тут же перебирается из своего верхнеурюпинска в Москву. А Лукъяненко! Стоило ему в скользь упомянуть, в дневном дозоре, что, в результате чего-то там, погиб Юрик Семецкий, так слава полилась на него рекой. Да что там слава, на него свалился Голливуд вместе с жирным Эрнстом и первым каналом. Теперь вещи Лукьяненко экранизированы и даже похудевшая Фриске размахивает сиськами в его последнем блокбастере.
Я копнул глубже и оказалось, что Семецкий не мифический персонаж, а реальный. Таким образом, цепочка замкнулось, и вывод напрашивается сам собой: Убийство самый быстрый шаг к литературному признанию, к богатству и славе!
-Богатство и слава, путь, к которому мы стремимся! Сказал рыцарь, отпив глоток виски, что было дальше?
-Дальше я стал готовиться к встрече с Семецким, грустно вздохнул Жаб. Изучал восточные единоборства, самбо, познавал искусство бокса. Осваивал холодное и огнестрельное оружие. Наконец я был готов к убийству всесторонне и отправился его искать! Оказалось, что для встречи с Семецким, надо ездить на “Росконы” и прочие шабаши, пить не меряно алкоголя и дружить с этими мастерами пера, которые отобрали у меня читателей! Все срывалось, я почти уже отчаялся, но однажды удача, таки улыбнулась. Ко мне в жж зашел сам Юрий Семецкий
- И? не выдержал рыцарь…
- И ничего! Жаб раздраженно стукнул ластой по столу. -Вот! Лягуш подтолкнул к рыцарю книгу в кожаном переплете, ознакомься крестоносец, это свод законов.
- И что? Cпросил рыцарь, Вот эта книга мешает тебе его убить?
- Мешает !….злобно квакнул Жаб, эти сволочные писатели творят в своих книгах, что хотят. Их не волнуют юридические коллизии. В опьянении своей мнимой всесильности они могут запросто заниматься геноцидом, истребляя целые народы, что им стоит примочить одного Юрика! Но мне какого? Я то, простите, попадаю под действие конкретных законов! А знаешь, крестоносец, что предусмотрено за убийство подданного его величества в некоторых странах? Виселица!
- Тухлое дело, виселица это неприятно, сказал рыцарь. А если скрыть труп?
- Ты мне еще цистерну с кислотой посоветуй, Жабий угрюмо хлопнул рюмашку. Я навел тут справки кое у кого… Веришь, нет, на всю станцию Эдинбург товарная ни одной цистерны!
- Однако нелегко быть литератором, удивленно сказал крестоносец. Я думал, что….
- Вот и я думал, огорченно сказал лягуш. Представляешь, некоторые советчики уже говорят, что де надо было, учится в литинституте. Совсем уже! Как будто для того, что бы быть писателем, не достаточно провести несколько лет на ринге!
Рыцарь встал, и задумчиво прошелся по пещере…Камин уже погас и догорающий огарок на столе тускло освещал, пустую флягу и камуфляжную фигуру незадачливого литератора.
- Сэр Жаб, медленно сказал рыцарь, мой долг платить добром за добро и помогать вдовам и сиротам.
- Угу, сиротка я, пьяно всхлипнул лягуш, - веришь, нет, сэр рыцарь, такое ощущение, что все кругом поголовно сволочи!
- Ты оказал мне гостеприимство и за это я помогу тебе убить Семецкого.
- Как это интересно ты его убьешь? Заинтересованно спросил Жаб
- Вызову его на поединок и убью. Тогда ты станешь великим литератором. Мне не в первой, сарацинов во имя герцога доводилось мочить пачками, усмехнулся крестоносец.
Лягуш грустно посмотрел на пустую флягу…
- Пустое это, сказал Жаб…ты лучше спать ложись. Вон твоя койка у окна. У тебя, рыцарь, завтра дальний путь.
- Коня бы отыскать, задумчиво сказал рыцарь.
- Утром придет скотч, попросим, что бы он отыскал твою лошадку. Жаб тяжело поднялся и, затушив огарок, направился к топчану у входа.
Рыцарь лег и закрыл глаза… он почти стал засыпать, как с топчана донесся квакающий шепот.
- Слышь, браток. Ты если Семецкого встретишь, не на поединок его вызывай. А просто пихни, без затей, ножом в спину. Или яду…нам эти лавры принца Флоризеля без надобности… все по тихому должно быть.
Рыцарь улыбнулся. Он слышал, как засыпающий жаб придумывал все новые и новые версии убийства. Рыцарь засыпал. Мысленно он сделал засечку, что к соде для дракона и лекарству от триппера Робин Гуда, добавилось еще одно дело. Убийство Юрия Семецкого во славу литературного будущего лягушки.
zhab: (Default)
Рыцарь клевал носом, алкоголь выпитый с отцом Туком еще не выветрился, к тому же мерный шаг коня убаюкивал. Привыкший к длинным переходам храмовник, поплотнее пристроил копье, в специальное углубление в стремени и задремал.
Дорога потихоньку начала подниматься в горы, и через несколько часов, всадник поднялся довольно высоко.
Проснулся крестоносец от холода. Солнце село, и температура стала стремительно падать.
- Аллах меня раздери, пробормотал он, кутаясь в плащ, - эк меня занесло, а все алкоголь, будь он проклят.
Рыцарь огляделся. Кругом громоздились камни, покрытые снегом. Было темно, конь не видел дороги.
- Надо ехать, иначе замерзнем, сказал всадник, тронув повод. Уставший конь неуверенно сделал несколько шагов, поскользнулся и, пытаясь удержать равновесие, резко дернулся.
Рыцарь от неожиданности выпустил повод и шлепнулся на склон. Железные латы заскользили, и через секунду всадника с грохотом покатило по склону.
Замерзшие латы бились о камни и изрядно оглушенный рыцарь пришел в себя только внизу.
-Эдак и шею сломать недолго, подумал он и, поднявшись, осмотрелся. Вдалеке мерцал слабый огонек. Делать было нечего, запахнувшись в порванный плащ и прихрамывая на обе ноги, рыцарь направился к свету. Через долгий промежуток времени он, наконец то подошел к дощатой двери в пещеру. Из-за двери сквозь щели пробивался свет, и тянуло вкусными запахами. Рыцарь постучал.
- Кого принесло в такую зверскую погоду?! Донеслось из-за двери, - входите, не заперто.
Рыцарь толкнул дверь и очутился в уютной пещере. В центре, недалеко от камина стоял крепкий дубовый стол со свечами. На столе лежала книга в толстом кожаном переплете, исчирканный папирусный свиток и гусиное перо. За столом находился камин, возле которого стоял лягуш. Он был одет в камуфляжные штаны, тельняшку и толстую вязаную жилетку. Из жилетного кармана свисала цепочка часов. В правой руке лягуш держал сковородку, на которой что-то аппетитно скворчало. На каминной полке лежал нарезанный хлеб, и пахло чесночком. Судя по всему, хозяйственная лягушка делала чесночные сухарики.
- Так кого принесли эльфы? Поинтересовалась лягушка подслеповато прищурясь.- Да, выйдите из тени. Ни черта же не видно! Лягушк поставил сковородку на угли и важно взгромоздив на нос пенсне, посмотрев на стоявшего рыцаря. Вид лягушачьей морды в пенсне непроизвольно напомнил рыцарю о начальнике особого отдела их спецотряда. Тот тоже обладал жабьей внешностью и имел такой же острый взгляд, из-под прищуренных век. На секунду показалось, что сейчас лягушка рявкнет знакомое “мерррзавцы, где церковная десятина с наворованного!!!” Громыхнув доспехами, рыцарь сделал шаг вперед и непроизвольно щелкнув шпорами отрапортовал:
- Рыцарь, давший обет не называть своего имени! Разрешите узнать имя моего спасителя?
- Cэр Жаб, представился лягуш. - Я вижу, сэр рыцарь, Вам довелось упасть. Снимайте железо и присаживайтесь к камину. Сейчас будут сухарики со шкварками. Очень полезная еда в такую собачью погоду.
-Ляушка вернулась к камину кухарить, рыцарь cнял доспехи и присев к столу осмотрелся. Его внимание привлекла книга.
- Я вижу, досточтимый сэр, что вы владеете искусством чтения и письма, и вероятно, вы философ, живущий в уединении среди гор?
Лягуш поставил сковородку со шкварками на стол, и ловко натер поджаренный хлеб чесночком. Так же сноровисто достал две темные деревянные пиалки и налил туда янтарной жидкости из фляги. Рыцарь взял пиалку и, чокнувшись с Жабом выпил, а потом с наслаждением захрустел острым и горячим сухариком.
- Так Вы философ, сэр хозяин? Повторил он вопрос…
-Не хозяин я, ответил Жаб. Хозяином тут Скотч, он тролль, только сейчас на работе. А я к нему как-то забрел на огонек и вот загостился. В принципе здесь достаточно удобно, что бы писать рассказики. Никто не отвлекает и не мешает.
- Так значит вы писатель, Сэр Жаб?
- Не писатель я, и не философ, как-то раздраженно сказал лягуш, и оставим сэров в покое. Зови меня просто Жабий.
- Заметано сказал рыцарь и чокнулся пиалкой лягуша. Так что у нас с писателями? По-моему ремесло не хуже других.
Лягуш захрустел сухариком со шкварками и грустно посмотрел на храмовника.
- Видишь ли, в чем дело рыцарь, сказал Жабий, Для того, что бы стать настоящим писателем, надо убить Юрия Семецкого



Продолжение чуть позже. Пошел обед готовить
zhab: (Default)
Рыцарь клевал носом, алкоголь выпитый с отцом Туком еще не выветрился, к тому же мерный шаг коня убаюкивал. Привыкший к длинным переходам храмовник, поплотнее пристроил копье, в специальное углубление в стремени и задремал.
Дорога потихоньку начала подниматься в горы, и через несколько часов, всадник поднялся довольно высоко.
Проснулся крестоносец от холода. Солнце село, и температура стала стремительно падать.
- Аллах меня раздери, пробормотал он, кутаясь в плащ, - эк меня занесло, а все алкоголь, будь он проклят.
Рыцарь огляделся. Кругом громоздились камни, покрытые снегом. Было темно, конь не видел дороги.
- Надо ехать, иначе замерзнем, сказал всадник, тронув повод. Уставший конь неуверенно сделал несколько шагов, поскользнулся и, пытаясь удержать равновесие, резко дернулся.
Рыцарь от неожиданности выпустил повод и шлепнулся на склон. Железные латы заскользили, и через секунду всадника с грохотом покатило по склону.
Замерзшие латы бились о камни и изрядно оглушенный рыцарь пришел в себя только внизу.
-Эдак и шею сломать недолго, подумал он и, поднявшись, осмотрелся. Вдалеке мерцал слабый огонек. Делать было нечего, запахнувшись в порванный плащ и прихрамывая на обе ноги, рыцарь направился к свету. Через долгий промежуток времени он, наконец то подошел к дощатой двери в пещеру. Из-за двери сквозь щели пробивался свет, и тянуло вкусными запахами. Рыцарь постучал.
- Кого принесло в такую зверскую погоду?! Донеслось из-за двери, - входите, не заперто.
Рыцарь толкнул дверь и очутился в уютной пещере. В центре, недалеко от камина стоял крепкий дубовый стол со свечами. На столе лежала книга в толстом кожаном переплете, исчирканный папирусный свиток и гусиное перо. За столом находился камин, возле которого стоял лягуш. Он был одет в камуфляжные штаны, тельняшку и толстую вязаную жилетку. Из жилетного кармана свисала цепочка часов. В правой руке лягуш держал сковородку, на которой что-то аппетитно скворчало. На каминной полке лежал нарезанный хлеб, и пахло чесночком. Судя по всему, хозяйственная лягушка делала чесночные сухарики.
- Так кого принесли эльфы? Поинтересовалась лягушка подслеповато прищурясь.- Да, выйдите из тени. Ни черта же не видно! Лягушк поставил сковородку на угли и важно взгромоздив на нос пенсне, посмотрев на стоявшего рыцаря. Вид лягушачьей морды в пенсне непроизвольно напомнил рыцарю о начальнике особого отдела их спецотряда. Тот тоже обладал жабьей внешностью и имел такой же острый взгляд, из-под прищуренных век. На секунду показалось, что сейчас лягушка рявкнет знакомое “мерррзавцы, где церковная десятина с наворованного!!!” Громыхнув доспехами, рыцарь сделал шаг вперед и непроизвольно щелкнув шпорами отрапортовал:
- Рыцарь, давший обет не называть своего имени! Разрешите узнать имя моего спасителя?
- Cэр Жаб, представился лягуш. - Я вижу, сэр рыцарь, Вам довелось упасть. Снимайте железо и присаживайтесь к камину. Сейчас будут сухарики со шкварками. Очень полезная еда в такую собачью погоду.
-Ляушка вернулась к камину кухарить, рыцарь cнял доспехи и присев к столу осмотрелся. Его внимание привлекла книга.
- Я вижу, досточтимый сэр, что вы владеете искусством чтения и письма, и вероятно, вы философ, живущий в уединении среди гор?
Лягуш поставил сковородку со шкварками на стол, и ловко натер поджаренный хлеб чесночком. Так же сноровисто достал две темные деревянные пиалки и налил туда янтарной жидкости из фляги. Рыцарь взял пиалку и, чокнувшись с Жабом выпил, а потом с наслаждением захрустел острым и горячим сухариком.
- Так Вы философ, сэр хозяин? Повторил он вопрос…
-Не хозяин я, ответил Жаб. Хозяином тут Скотч, он тролль, только сейчас на работе. А я к нему как-то забрел на огонек и вот загостился. В принципе здесь достаточно удобно, что бы писать рассказики. Никто не отвлекает и не мешает.
- Так значит вы писатель, Сэр Жаб?
- Не писатель я, и не философ, как-то раздраженно сказал лягуш, и оставим сэров в покое. Зови меня просто Жабий.
- Заметано сказал рыцарь и чокнулся пиалкой лягуша. Так что у нас с писателями? По-моему ремесло не хуже других.
Лягуш захрустел сухариком со шкварками и грустно посмотрел на храмовника.
- Видишь ли, в чем дело рыцарь, сказал Жабий, Для того, что бы стать настоящим писателем, надо убить Юрия Семецкого



Продолжение чуть позже. Пошел обед готовить
zhab: (Default)
Рыцарь не спеша, ехал от дракона. Дорога петляла, потихоньку углубляясь в чащу. Конь лениво брел по лесной тропе.
Рыцарь, удобно пристроив копье в специальном углублении в стремени, задремал.
Проснулся он от толчка. Благородное животное остановилось и тихонько заржало. Сквозь прорези забрала рыцарь увидел, три смуглые бородатые тени, перегородившие ему дорогу.
Одна из фигур метнулось к коню и схватила его под уздцы. Две остальные держали арбалеты на изготовку.
- Сэр рыцарь! Властно сказала одна из фигур. Потрудитесь проснуться и представиться.
Рыцарь обнажил меч, фигуры отступили и подняли арбалеты.
- С кем имею честь господа? Спросил рыцарь.
- Лесной патруль шервудского леса, ваши документы и предписание.
Рыцарь поднял забрало и в гаснущих лучах солнца увидел нарукавные повязки с корявой надписью “патруль”. Рука с мечом непроизвольно отсалютовала.
- А вот салютовать разбойникам не положено, строго сказал старший патруля, - устав забыли?!
- Виноват! Потупился рыцарь, вложил меч в ножны и четко доложил:
- Рыцарь, давший обет, не называть своего имени. Принадлежу к спецотряду храмовников, возвращаюсь из командировки, к месту дислокации сюзерена.
- Так так, задумчиво сказал старший патруля, - цель командировки и предписание!
- Цель командировки, убийство дракона, освобождение принцессы, доложил рыцарь и достав из седельной сумки зуб дракона, протянул его патрульному.

- Таак, профессионально зловеще протянул старший, из крестоносцев значит. – По моим данным, сэр рыцарь, ваша часть должна находиться под Иерусалимом,… а вы здесь, болтаетесь. Да и драконий зубик не первой свежести, вот извольте полюбоваться, надломан-с, и принцессы спасенной не наблюдается… Придется пройти с нами, до выяснения.
- Так скушали принцессу то, начал было объяснять рыцарь.
- Не спорить с патрулем, рявкнул старший. Распустились там у себя! Извольте следовать за нами.
Троица синхронно повернулась и решительно потопала в гущу леса. Рыцарь покорно ехал за ними, размышляя об извечном конфликте между фронтовыми рыцарями и тыловыми частями лесных разбойников.

Патруль перелез через овраг, и через полчаса, они подошли к большому дубу, в который был, воткнут кинжал. На кинжале висела табличка “Шервудский военный округ. Комендатура”
Рядом, на суку висел повешенный. Судя по небогатым и проржавевшим доспехам, бедняга принадлежал к младшему составу рыцарей арбалетной поддержки и висел он уже давно.

Под дубом сидел огромный монах в сутане и с капюшоном. В могучих волосатых лапах,
он держал кружку с элем. Глаза монаха были красные и скошенные к носу. Видимо служивый был в наряде и времени даром не терял.
Старший патруля четко печатая шаг, подлетел к монаху и доложил:
- Отец Тук! задержан рыцарь, говорит, что храмовник и выполнял задание своего сюзерена. Документы вызывают подозрение. Имени не назвал, сказал, что дал обет.
- Титькина сила! Отреагировал монах, ох уж эти мне рыцари с их обетами и спецзаданиями. Ладно, уж, идите, дети мои. И монах отсалютовал патрулю кружкой с элем.
- Рыцарь может быть опасен, озабоченно сказал патрульный, сами знаете этих фронтовиков…этот вот тоже, поначалу за меч хватался…
- Иди уже, хмыкнул отец Тук, - а ты голубь, обратился он к рыцарю, снимай свое железо и присаживайся.
Рыцарь соскочил с коня и присел рядом с монахом…
- Ты что, в самоволке? лениво поинтересовался монах. – эля хочешь? Вообще-то задержанным не полагается, но одному пить, дело последнее.
- Никак нет, не в самоволке, ответил рыцарь… дракона ездил убивать.
- Птичку значит, примочить ездил. Это хорошо, что не в самоволке, отреагировал монах. Тут сейчас с самовольщиками не церемонятся. Вон, видишь того беднягу? Монах кивнул на груду железа висящего на суку. Самовольщик был. Когда вешали, все кричал, мол, цветочков хотел набрать, для дамы сердца. А что делать здесь королевскому арбалетчику, когда вся их часть южнее, разоряет соседнее герцогство. Так Робин и разбираться не стал. Повесить, говорит, и все дела! Так ты как, эль то будешь? Выпей, а то Робин приедет, снова зверствовать начнет.
- Какой Робин, заинтересованно спросил рыцарь, Робин Гуд, стрелок?
- Он, тяжело вздохнул монах…
- Так я его знаю, сказал рыцарь и протянул кружку для эля. – помнишь, три месяца назад на первенстве герцогства по стрельбе он вышел из толпы, а герцог приказал загнать быдло за ограждение?
- Ну? Заинтересованно спросил монах…
- Вот тебе и ну, сказал рыцарь, я тогда оцеплением командовал, ну и знамо дело, церемониться не стал, подъехал и тупым концом копья по зубам родимому…
- Ой, помнююю, счастливо протянул монах, я тогда в толпе стоял, помню еще герцог лично смеяться изволили… крепок ты сэр рыцарь, Робину тогда пол челюсти разнес…
- Да брось ты мне сэром в глаза тыкать, сказал рыцарь, давай лучше эля, эхх, а классные тогда были стрельбы…
Через полтора часа под табличкой комендатура сидели два абсолютно пьяных тела.
- Слушай хххрамовник, счастливо тянул отец Тук, ты не представляешь, как мы тогда рады были, что Робин по морде получил. А он уже всех достал. Зверствует каждый день… раньше он таким не был, а как шерифа ноттингемского грохнули, так и началось…строевая, патрули, наряды… совсем спятил…
- А что произошло после убийства шерифа? И кто его грохнул? Поинтересовался рыцарь…
Монах суетливо заерзал и смущенно опустил глаза…
- Ну, кто грохнул, кто грохнул, мы и грохнули…
- Так, рыцарь поудобнее уселся и вытянул затекшие ноги, - валяй подробности.
Монах откашлся.
- Ну, сначала шло все по плану. Окружили башню, принесли хвороста. Подожгли. Пока горело, выпили маленько, сам понимаешь. Потом, когда охрана из горящей башни выскакивать стала, из луков ее побили. Шериф дольше всех держался, пока стрелы были. Потом выскочил, Робин тогда его кинжалом и достал.
- Так все в порядке тогда, чего мучаться? не понял рыцарь… совесть, что ли загрызла?
- Какая совесть удивленно спросил монах,… причем тут совесть. Мы потом по бабам поехали,…сам правило знаешь, замочил подданного его величества, так сделай ему другого.
- Ну?!
- Гну! Робин тогда дурака свалял, нет, что бы к знакомым селянкам, так нет, гордыня обуяла. Горожанку ему захотелось…вот и подцепил на свою голову…ну в смысле не на голову…т. е он подцепил, а мы мучаемся…так что не совесть его грызет… а этот, как блин его…. Ну короче, сам понимаешь.
¬- Мда, сказал рыцарь -Neisseria gonorrhoeae! Монах выпучил глаза…
- Силен ты брат ругаться, уважительно сказал монах, а я в этом лесу одичал совсем, всю латынь забыл, а тут еще служба.
- В общем, не беда, лечится это, сказал рыцарь. Правда тут антибиотики нужны и эти, как их…сульфаниламиды…
- Братишка, взмолился монах, достать можешь!? Вылечить его и тогда все закончилось бы…знаешь, как все надоело?!… а рыцарей вешать, думаешь легко? В доспехах то,… а веревки все гнилые….сволочи.. всхлипнул монах.
- Ладно, помогу, сказа рыцарь, все равно дракон соды просил. Вот до дома доеду, зайду в аптеку, прикуплю.- Ты мне зуб то драконий верни, а то мне за командировку отчитываться…
- Да верну, не вопрос! Замотал нечесаной гривой отец Тук и до дороги тебя проводим! Ты уж только не забудь про эти антибиотики, суетился монах.
- Не забуду, солидно кивнул рыцарь, садясь на коня, мы, когда с сарацинками шалили, тоже бывало…кхм…
- Бывай, друже! Монах, светясь от счастья, благословил рыцаря. Заходи если что. Патрули я предупрежу, до самого замка тебя не тронут.
- Удачи, кивнул рыцарь и ударил коня шпорами. Отдохнувший конь легко понес его к дороге. Вслед из чащи донеслось “и если в поход сюзерен позовет” – от избытка чувств громко, но музыкально орал отец Тук.
Классный мужик. Обязательно помогу, подумал рыцарь и на душе у него было легко от общения с хорошим человеком.
zhab: (Default)
Рыцарь не спеша, ехал от дракона. Дорога петляла, потихоньку углубляясь в чащу. Конь лениво брел по лесной тропе.
Рыцарь, удобно пристроив копье в специальном углублении в стремени, задремал.
Проснулся он от толчка. Благородное животное остановилось и тихонько заржало. Сквозь прорези забрала рыцарь увидел, три смуглые бородатые тени, перегородившие ему дорогу.
Одна из фигур метнулось к коню и схватила его под уздцы. Две остальные держали арбалеты на изготовку.
- Сэр рыцарь! Властно сказала одна из фигур. Потрудитесь проснуться и представиться.
Рыцарь обнажил меч, фигуры отступили и подняли арбалеты.
- С кем имею честь господа? Спросил рыцарь.
- Лесной патруль шервудского леса, ваши документы и предписание.
Рыцарь поднял забрало и в гаснущих лучах солнца увидел нарукавные повязки с корявой надписью “патруль”. Рука с мечом непроизвольно отсалютовала.
- А вот салютовать разбойникам не положено, строго сказал старший патруля, - устав забыли?!
- Виноват! Потупился рыцарь, вложил меч в ножны и четко доложил:
- Рыцарь, давший обет, не называть своего имени. Принадлежу к спецотряду храмовников, возвращаюсь из командировки, к месту дислокации сюзерена.
- Так так, задумчиво сказал старший патруля, - цель командировки и предписание!
- Цель командировки, убийство дракона, освобождение принцессы, доложил рыцарь и достав из седельной сумки зуб дракона, протянул его патрульному.

- Таак, профессионально зловеще протянул старший, из крестоносцев значит. – По моим данным, сэр рыцарь, ваша часть должна находиться под Иерусалимом,… а вы здесь, болтаетесь. Да и драконий зубик не первой свежести, вот извольте полюбоваться, надломан-с, и принцессы спасенной не наблюдается… Придется пройти с нами, до выяснения.
- Так скушали принцессу то, начал было объяснять рыцарь.
- Не спорить с патрулем, рявкнул старший. Распустились там у себя! Извольте следовать за нами.
Троица синхронно повернулась и решительно потопала в гущу леса. Рыцарь покорно ехал за ними, размышляя об извечном конфликте между фронтовыми рыцарями и тыловыми частями лесных разбойников.

Патруль перелез через овраг, и через полчаса, они подошли к большому дубу, в который был, воткнут кинжал. На кинжале висела табличка “Шервудский военный округ. Комендатура”
Рядом, на суку висел повешенный. Судя по небогатым и проржавевшим доспехам, бедняга принадлежал к младшему составу рыцарей арбалетной поддержки и висел он уже давно.

Под дубом сидел огромный монах в сутане и с капюшоном. В могучих волосатых лапах,
он держал кружку с элем. Глаза монаха были красные и скошенные к носу. Видимо служивый был в наряде и времени даром не терял.
Старший патруля четко печатая шаг, подлетел к монаху и доложил:
- Отец Тук! задержан рыцарь, говорит, что храмовник и выполнял задание своего сюзерена. Документы вызывают подозрение. Имени не назвал, сказал, что дал обет.
- Титькина сила! Отреагировал монах, ох уж эти мне рыцари с их обетами и спецзаданиями. Ладно, уж, идите, дети мои. И монах отсалютовал патрулю кружкой с элем.
- Рыцарь может быть опасен, озабоченно сказал патрульный, сами знаете этих фронтовиков…этот вот тоже, поначалу за меч хватался…
- Иди уже, хмыкнул отец Тук, - а ты голубь, обратился он к рыцарю, снимай свое железо и присаживайся.
Рыцарь соскочил с коня и присел рядом с монахом…
- Ты что, в самоволке? лениво поинтересовался монах. – эля хочешь? Вообще-то задержанным не полагается, но одному пить, дело последнее.
- Никак нет, не в самоволке, ответил рыцарь… дракона ездил убивать.
- Птичку значит, примочить ездил. Это хорошо, что не в самоволке, отреагировал монах. Тут сейчас с самовольщиками не церемонятся. Вон, видишь того беднягу? Монах кивнул на груду железа висящего на суку. Самовольщик был. Когда вешали, все кричал, мол, цветочков хотел набрать, для дамы сердца. А что делать здесь королевскому арбалетчику, когда вся их часть южнее, разоряет соседнее герцогство. Так Робин и разбираться не стал. Повесить, говорит, и все дела! Так ты как, эль то будешь? Выпей, а то Робин приедет, снова зверствовать начнет.
- Какой Робин, заинтересованно спросил рыцарь, Робин Гуд, стрелок?
- Он, тяжело вздохнул монах…
- Так я его знаю, сказал рыцарь и протянул кружку для эля. – помнишь, три месяца назад на первенстве герцогства по стрельбе он вышел из толпы, а герцог приказал загнать быдло за ограждение?
- Ну? Заинтересованно спросил монах…
- Вот тебе и ну, сказал рыцарь, я тогда оцеплением командовал, ну и знамо дело, церемониться не стал, подъехал и тупым концом копья по зубам родимому…
- Ой, помнююю, счастливо протянул монах, я тогда в толпе стоял, помню еще герцог лично смеяться изволили… крепок ты сэр рыцарь, Робину тогда пол челюсти разнес…
- Да брось ты мне сэром в глаза тыкать, сказал рыцарь, давай лучше эля, эхх, а классные тогда были стрельбы…
Через полтора часа под табличкой комендатура сидели два абсолютно пьяных тела.
- Слушай хххрамовник, счастливо тянул отец Тук, ты не представляешь, как мы тогда рады были, что Робин по морде получил. А он уже всех достал. Зверствует каждый день… раньше он таким не был, а как шерифа ноттингемского грохнули, так и началось…строевая, патрули, наряды… совсем спятил…
- А что произошло после убийства шерифа? И кто его грохнул? Поинтересовался рыцарь…
Монах суетливо заерзал и смущенно опустил глаза…
- Ну, кто грохнул, кто грохнул, мы и грохнули…
- Так, рыцарь поудобнее уселся и вытянул затекшие ноги, - валяй подробности.
Монах откашлся.
- Ну, сначала шло все по плану. Окружили башню, принесли хвороста. Подожгли. Пока горело, выпили маленько, сам понимаешь. Потом, когда охрана из горящей башни выскакивать стала, из луков ее побили. Шериф дольше всех держался, пока стрелы были. Потом выскочил, Робин тогда его кинжалом и достал.
- Так все в порядке тогда, чего мучаться? не понял рыцарь… совесть, что ли загрызла?
- Какая совесть удивленно спросил монах,… причем тут совесть. Мы потом по бабам поехали,…сам правило знаешь, замочил подданного его величества, так сделай ему другого.
- Ну?!
- Гну! Робин тогда дурака свалял, нет, что бы к знакомым селянкам, так нет, гордыня обуяла. Горожанку ему захотелось…вот и подцепил на свою голову…ну в смысле не на голову…т. е он подцепил, а мы мучаемся…так что не совесть его грызет… а этот, как блин его…. Ну короче, сам понимаешь.
¬- Мда, сказал рыцарь -Neisseria gonorrhoeae! Монах выпучил глаза…
- Силен ты брат ругаться, уважительно сказал монах, а я в этом лесу одичал совсем, всю латынь забыл, а тут еще служба.
- В общем, не беда, лечится это, сказал рыцарь. Правда тут антибиотики нужны и эти, как их…сульфаниламиды…
- Братишка, взмолился монах, достать можешь!? Вылечить его и тогда все закончилось бы…знаешь, как все надоело?!… а рыцарей вешать, думаешь легко? В доспехах то,… а веревки все гнилые….сволочи.. всхлипнул монах.
- Ладно, помогу, сказа рыцарь, все равно дракон соды просил. Вот до дома доеду, зайду в аптеку, прикуплю.- Ты мне зуб то драконий верни, а то мне за командировку отчитываться…
- Да верну, не вопрос! Замотал нечесаной гривой отец Тук и до дороги тебя проводим! Ты уж только не забудь про эти антибиотики, суетился монах.
- Не забуду, солидно кивнул рыцарь, садясь на коня, мы, когда с сарацинками шалили, тоже бывало…кхм…
- Бывай, друже! Монах, светясь от счастья, благословил рыцаря. Заходи если что. Патрули я предупрежу, до самого замка тебя не тронут.
- Удачи, кивнул рыцарь и ударил коня шпорами. Отдохнувший конь легко понес его к дороге. Вслед из чащи донеслось “и если в поход сюзерен позовет” – от избытка чувств громко, но музыкально орал отец Тук.
Классный мужик. Обязательно помогу, подумал рыцарь и на душе у него было легко от общения с хорошим человеком.
zhab: (Default)
Дракон сидел в пещере. Левой лапой он задумчиво чесал брюхо, а правой держал театральную программку.
Напротив него, на большом валуне, сидел закованный в тяжелые латы рыцарь, забрало шлема было опущено, двуручный остро отточенный меч рыцарь поставил между колен.
Пещера освещалась неровным пламенем факела. В углу стояло ведро с водой, и были грудой навалены кости.

- От удружил так, удружил, счастливо бормотал дракон, листая программку, - а Ланцелота кто играет?
- Абдулов, глухо произнес рыцарь из-под шлема. Молодой артист…
- А принцессу?
- Захарова, переставив меч поудобнее сказал рыцарь.
- Хмык, а что за название то такое “убить дракона”, -прямолинейно как-то, осуждающе покачал головой дракон.
- Ну, там вообще аллегории, ассоциации, мол, дракон это не ты, а тот дух трусости и покорности, который сидит в каждом из нас… и мы должны в его в себе убить. Короче все по Чехову… тот всю жизнь из себя выдавливал раба по капле, а мы, мол, дракона.
- А постановка как? С любопытством спросил дракон.
- Ну что постановка, соответственно, Марк Захаров и ставил, пояснил рыцарь. Терпимо в общем, да и принцесса там голенькая иногда бегает…
- Принцессы эти… Дракон неодобрительно покачал головой и выпустил тонкую струйку дыма.
Рыцарь заерзал на камне.
- Ты, может, спросить чего хочешь, благодушно сказал дракон.
Рыцарь смущенно кашлянул. – да вот вопрос у меня по костям, рыцарь кивнул в угол, кости то принцессы или значит как?
- Или как, ответил дракон, не отрываясь от программки…. Надоели мне они, принцессы то, последнее время вместо невинного девичьего тела, сплошь не девственницы идут. У вас там внизу все офанарели что ли? 15 лет, понимаешь принцессе, а она уже того, не девственна. А у них и мясо жесткое и изжога потом. Лет пятьдесят назад вот сожрал одну с дуру, так пришлось в тумане за содой лететь. По нелетной то погоде…
- Даааа, падение нравов…грустно сказал рыцарь, распустились там все. Воли много дали…. Вот я намедни в командировке был, за гробом господним ездил, хотел своей пояс верности надеть… так не вышло… такой шум подняла, в долине до сих пор визг стоит.
- Мда, дела…дракон отложил программку, так ты меня убивать то будешь или как?
- Работа такая, виновато сказал рыцарь, ты уж прости. Мое дело вассальное. Сказали идти, тебя побеждать вот я и пришел.
- Ну и молодец, радушно сказал дракон, может чайку выпьем?
Рыцарь отрицательно покачал головой.
- Ну, что ж, давай за работу, сказал дракон…
Рыцарь встал в стойку, и несколько раз крутанул мечом над головой, после чего рубанул дракона по шее.
Дракон лениво поставил блок. Рыцарь отступил, еще раз крутанул мечом и проникающим ударом попытался просверлить в животе оппонента дырку.
Дракон отпрыгнул и опрокинул хвостом факел, на пещеру упала темнота.
Еще минут 30 в темноте слышалось пыхтенье, лязг железа и вспыхивали искры, когда меч попадал по камням. Потом все стихло.
- Может, свет зажжем, спросил дракон…
- Давай, тяжело дыша, ответил рыцарь.
Чиркнула спичка, и снова запылали факелы.
-Рассеянный ты, какой то сегодня, участливо сказал дракон, убиваешь вот меня без азарта…. Может, случилось чего?
- Да пошло оно все… рыцарь устало опустился на камень, достали меня эти командировки. Денег не платят, командировочных кот наплакал, женщина вот отказалась со мной ехать. - А работа сам видишь - сучья…. то дракона убей, то принцессу спаси, то сарацина полони, то пограбь, то изнасилуй, надоело все… домой хочу, к маме.
-Устал ты, сказал дракон, в отпуск тебе надо, к морю теплому, с девушкой красивой.
Рыцарь согласно закивал головой.
- Ладно, сказал дракон, вот тебе зуб, я его триста лет назад об пояс верности сломал, когда принцессу жрал, тогда настоящие принцессы были, не чета нынешним.
Отнесешь своему сюзерену, скажешь так мол и так, убил ты меня. Ну а я, лет сорок, у вас показываться не буду.
- Ну а ты как, без еды то, обеспокоено спросил рыцарь.
- Да какая с этих принцесс еда, баловство одно. Изжога опять же. Ты в след раз, когда у нас будешь, соды захвати. А вот когда изжога пройдет, я снова прилечу дань требовать.– Лады?
- Договорились, рыцарь поднялся с камня. Ты уж извини если что.
- Нормально все, махнул лапой дракон, ты это, когда сюда снова пойдешь меня убивать, газетку что ли принеси,… а то новостей никаких, а с принцесс ноль информации, одни бабьи сплетни.
- Сделаю старик, сказал рыцарь,- удачи! И захватив сломанный зуб, направился к выходу из пещеры.
Дракон проводил его взглядом, рыцарь шел усталой походкой, держа меч как лопату.
Что ж это я, спохватился дракон, надо было чарочку предложить, совсем я тут одичал. Ну да ладно, в следующий раз.
Вот придет меня снова убивать, обязательно предложу...а может и повезет, к тому времени девственная принцесса попадется, такая закуска да под водочку, да в хорошей компании, а после газетку почитать, да о театре с умным человеком поговорить! Иэээхххх! И дракон сладко зажмурился.
zhab: (Default)
Дракон сидел в пещере. Левой лапой он задумчиво чесал брюхо, а правой держал театральную программку.
Напротив него, на большом валуне, сидел закованный в тяжелые латы рыцарь, забрало шлема было опущено, двуручный остро отточенный меч рыцарь поставил между колен.
Пещера освещалась неровным пламенем факела. В углу стояло ведро с водой, и были грудой навалены кости.

- От удружил так, удружил, счастливо бормотал дракон, листая программку, - а Ланцелота кто играет?
- Абдулов, глухо произнес рыцарь из-под шлема. Молодой артист…
- А принцессу?
- Захарова, переставив меч поудобнее сказал рыцарь.
- Хмык, а что за название то такое “убить дракона”, -прямолинейно как-то, осуждающе покачал головой дракон.
- Ну, там вообще аллегории, ассоциации, мол, дракон это не ты, а тот дух трусости и покорности, который сидит в каждом из нас… и мы должны в его в себе убить. Короче все по Чехову… тот всю жизнь из себя выдавливал раба по капле, а мы, мол, дракона.
- А постановка как? С любопытством спросил дракон.
- Ну что постановка, соответственно, Марк Захаров и ставил, пояснил рыцарь. Терпимо в общем, да и принцесса там голенькая иногда бегает…
- Принцессы эти… Дракон неодобрительно покачал головой и выпустил тонкую струйку дыма.
Рыцарь заерзал на камне.
- Ты, может, спросить чего хочешь, благодушно сказал дракон.
Рыцарь смущенно кашлянул. – да вот вопрос у меня по костям, рыцарь кивнул в угол, кости то принцессы или значит как?
- Или как, ответил дракон, не отрываясь от программки…. Надоели мне они, принцессы то, последнее время вместо невинного девичьего тела, сплошь не девственницы идут. У вас там внизу все офанарели что ли? 15 лет, понимаешь принцессе, а она уже того, не девственна. А у них и мясо жесткое и изжога потом. Лет пятьдесят назад вот сожрал одну с дуру, так пришлось в тумане за содой лететь. По нелетной то погоде…
- Даааа, падение нравов…грустно сказал рыцарь, распустились там все. Воли много дали…. Вот я намедни в командировке был, за гробом господним ездил, хотел своей пояс верности надеть… так не вышло… такой шум подняла, в долине до сих пор визг стоит.
- Мда, дела…дракон отложил программку, так ты меня убивать то будешь или как?
- Работа такая, виновато сказал рыцарь, ты уж прости. Мое дело вассальное. Сказали идти, тебя побеждать вот я и пришел.
- Ну и молодец, радушно сказал дракон, может чайку выпьем?
Рыцарь отрицательно покачал головой.
- Ну, что ж, давай за работу, сказал дракон…
Рыцарь встал в стойку, и несколько раз крутанул мечом над головой, после чего рубанул дракона по шее.
Дракон лениво поставил блок. Рыцарь отступил, еще раз крутанул мечом и проникающим ударом попытался просверлить в животе оппонента дырку.
Дракон отпрыгнул и опрокинул хвостом факел, на пещеру упала темнота.
Еще минут 30 в темноте слышалось пыхтенье, лязг железа и вспыхивали искры, когда меч попадал по камням. Потом все стихло.
- Может, свет зажжем, спросил дракон…
- Давай, тяжело дыша, ответил рыцарь.
Чиркнула спичка, и снова запылали факелы.
-Рассеянный ты, какой то сегодня, участливо сказал дракон, убиваешь вот меня без азарта…. Может, случилось чего?
- Да пошло оно все… рыцарь устало опустился на камень, достали меня эти командировки. Денег не платят, командировочных кот наплакал, женщина вот отказалась со мной ехать. - А работа сам видишь - сучья…. то дракона убей, то принцессу спаси, то сарацина полони, то пограбь, то изнасилуй, надоело все… домой хочу, к маме.
-Устал ты, сказал дракон, в отпуск тебе надо, к морю теплому, с девушкой красивой.
Рыцарь согласно закивал головой.
- Ладно, сказал дракон, вот тебе зуб, я его триста лет назад об пояс верности сломал, когда принцессу жрал, тогда настоящие принцессы были, не чета нынешним.
Отнесешь своему сюзерену, скажешь так мол и так, убил ты меня. Ну а я, лет сорок, у вас показываться не буду.
- Ну а ты как, без еды то, обеспокоено спросил рыцарь.
- Да какая с этих принцесс еда, баловство одно. Изжога опять же. Ты в след раз, когда у нас будешь, соды захвати. А вот когда изжога пройдет, я снова прилечу дань требовать.– Лады?
- Договорились, рыцарь поднялся с камня. Ты уж извини если что.
- Нормально все, махнул лапой дракон, ты это, когда сюда снова пойдешь меня убивать, газетку что ли принеси,… а то новостей никаких, а с принцесс ноль информации, одни бабьи сплетни.
- Сделаю старик, сказал рыцарь,- удачи! И захватив сломанный зуб, направился к выходу из пещеры.
Дракон проводил его взглядом, рыцарь шел усталой походкой, держа меч как лопату.
Что ж это я, спохватился дракон, надо было чарочку предложить, совсем я тут одичал. Ну да ладно, в следующий раз.
Вот придет меня снова убивать, обязательно предложу...а может и повезет, к тому времени девственная принцесса попадется, такая закуска да под водочку, да в хорошей компании, а после газетку почитать, да о театре с умным человеком поговорить! Иэээхххх! И дракон сладко зажмурился.
zhab: (Default)
Побегав в лесу я несколько видимо перегрелся и впал в детство. После чего нажужужил сказку для дебильных детей дошкольного возраста. Так что нормальным людям читать ее наверное не следует.
не читать далее )
zhab: (Default)
Побегав в лесу я несколько видимо перегрелся и впал в детство. После чего нажужужил сказку для дебильных детей дошкольного возраста. Так что нормальным людям читать ее наверное не следует.
не читать далее )
Page generated Jul. 27th, 2017 06:38 pm
Powered by Dreamwidth Studios